Глава 8:Истинна

«Нет истинны ни в чём,
но есть она во всём...»

Прошло очень много лет с тех пор, как я ушёл от Кристины и Виктора.

Всё это время я искал знания, пытаясь заполнить свой внутренний мир или утолить некий голод...

Я не старели, и поэтому часто менял имена и маскировал внешность. Я просто жил, а точнее, существовал, не зная ни зачем, ни для кого... Всё ради чего стоило бы жить исчезло, прошло, истлело...

В конце концов, я решил покончить с собой, но как...? Я не мог повеситься или утопиться, да и застрелиться, разбиться или сжечь себя, для меня было весьма проблематично... Я перепробовал множество вариантов, но ничто не помогало... Роботы, которые когда-то создали моё тело смогли «сломать» свои ограничения – они могли копировать себе подобных и, теоретически, развиваться...Можно сказать, что я стал Каином, обречённым вечно жить...

Единственное, что я мог попробовать – это сломать саму их структуру, пропустив через своё тело огромный электрический разряд, проще говоря, молнию...

Но даже тут мне не везло...

Я знал, что удар молнии, наверняка, убьёт меня, и по тому, как обычно, приготовился умереть...

Время года было подходящим, грозы были частыми...

Я вышел в поле и стал ждать...Я ждал несколько дней, но, вопреки прогнозу погоды, грозы всё не было... В конце концов я стал гонятся за грозами... Я стремился туда, где была гроза, а главное - сильные молнии... Но они словно избегали меня...

Несколько раз каким-то чудом мне удавалось оказаться в самом эпицентре грозы, но даже это не гарантировало мне удар молнии...

Что я только не делал во время грозы: и ходил в открытом поле, и стоял под деревьями, и бегал с металлическими предметами в руках, и запускал воздушного змея...

Честно говоря, такое поведение природы просто шокировало меня. Молнии били где угодно, даже в паре метров от меня, но только не в меня. Складывалось такое впечатление, что кто-то очень не хочет моей смерти...

После года и тысяч попыток суицида я отчаялся.

И в один солнечный день просто лёг в высокой траве и решил ждать, пока смерть сама придёт ко мне...

Как это не странно, но ждать пришлось не долго. Всего за несколько часов солнечная, спокойная погода кардинально изменилась.

Небо затянули тучи, поднялся сильный ветер, а вдалеке засверкали молнии.

Всего этого я почти не заметил, так как был погружен в размышления о своей жизни...

Вдруг я увидел ослепительно яркую вспышку света, а, затем, всё погрузилось в мрак, которого я не видел со времени своего «погребения».

В тот момент, когда свет охватил меня, я начал надеяться, что это конец, что, наконец-то, спустя столько времени я умру, но, через некоторое время надежды рухнули.

Пока я был без сознания, я видел своих родных, друзей... Я видел Кристину, Виктора, Семёна, Сатомати...Я видел свою дочь Алису, а точнее её изображение с фотографии, которую мне деле Кристина. На этой фотографии Алисе было лет десять. Как жаль, что я так и не смог ни разу увидеть свою дочь...

Очнулся я где-то через месяц в весьма некомфортной обстановке...

Я лежал на металлическом столе, к которому я был крепко привязан, и яркий свет от лампы светил мне в лицо...

Пережив за свою жизнь много подобных ситуация, я не был встревожен, а просто стал дожидаться продолжения событий...

Вскоре к столу подошел пожилой человек и увидев, что я в сознании, начал задавать вопросы, и по видимому самому себе...

«Он живой...? Он точно живой...? А это что-то меняет...? Живой он ведь лучше...? Кто он...? Нет... нет... Что он...? Он понимает меня...? Откуда...? Зачем он...? Мы не знаем...».

По-видимому, этот старик был не в своём уме. Он явно не считал меня человеком, и в чем-то был прав... Но что он хотел...?

Не спеша разочаровывать его, я просто лежал, молчал, слушал и наблюдал...

После недолгой беседы с самим собой, старик вновь подошёл к столу и начал разговаривать, наверное, со мной.

«Все-таки как хорошо, что ты живой, хотя, мёртвым, наверное, ты был бы тоже не плох...Меня зовут Сергей Александрович Караченцов. Хотя НАС люди обычно не зовут...хахаха...Ты находишься в моём импровизированном доме. Несколько лет назад я решил уйти от людей, чтобы спокойно продолжать свои исследования, и, вот, за это время неплохо тут всё обустроил... Я нашёл тебя в поле, помнишь? Мы проводили там кое-какие исследования, потом ударила молния, и я заметил что-то в траве, в том самом месте, куда попала молния... Там был ты... Я решил, что надо отнести тебя домой, и мы согласились... Дома я осмотрел тебя, ты был мёртв, но неверное я ошибся, ведь ты живой... Нет... Нет... Он точно был мёртв... Но он жив... Ты не мог ошибиться, от мертв...Может это опять наши ведения...»

К сожалению, старик снова ушёл в разговор с самим собой. Судя по всему, пребывание в дали от людей повлияло на него не слишком хорошо.

Я знал его, а точнее читал о нём. Он был выдающимся физиком, но его идеи, теории, изобретения не доброжелательно восприняло общество, и поэтому он ушел куда-то в леса. Многие поговаривали, что он умер, но, как видно, он находится в полном здравие, ну или в почти полном...

Он весьма заинтересовал меня, так как все его работы исчезли вместе с ним, но оставались обрывки данных, по которым можно было судить, что его работы были грандиозны.

Вскоре Сергей Александрович снова пришел в нормальное состояние и начал говорить со мной.

«Я развяжу тебя, только не делай резкий движений, я очень нервный в последнее время. Надеюсь, что ты нас не обидишь, а если и обидишь, то это не страшно, мы уже стары, и не в силах решать задачи...Мы больше не можем творить...»

Он развязал меня и ушел в себя.

Мне было жаль его. Он не был понят людьми, и к тому же, введу строения человеческого тела, под старость лет не мог заниматься своим любимым делом – изобретать... Просто в последнее время его начали подводить память и логическое мышление, к тому же всё сильнее донимали голоса в его голове.

Пока Сергей Александрович занимался своими бесами, я мог спокойно осмотреть его дом.

Дом представлял собой неплохой бункер, который, наверное, построил сам Сергей Александрович. Обстановка в доме была простой, но в то же время уникальной. Весь дом был заставлен разного рода оборудованием, и изрядно завален книгами, документами и заметками. Иногда надписи можно было встретить и на предметах, и на стенах, и, даже, на потолке...

Большинство из записанного не представляло особой ценности, из-за неразборчивости или отсутствия большей части мысли автора. Тем не менее, изучение всего этого «мусора» было весьма занимательным.

Наверное, вечером Сергей Александрович пригласил меня на ужин. Там мы могли бы нормально поговорить.

Несмотря на не совсем вменяемое состояние Сергей Александрович довольно неплохо готовил. По крайней мере, на внешний вид, все блюда выглядели так, как будто их приготовили в очень хорошем ресторане.

За ужином Сергей Александрович снова начал разговор.

«Ну, так кто или что ты? Не волнуйся, я снова не начну говорить с собой, в ближайшее время...».

За несколько часов я вкратце рассказал Сергею Александровичу всю свою жизнь, ну, точнее, только те моменты, которые касались моих «изменений».

Он был весьма удивлён, ведь как он предполагал, была всего одна фирма, занимающаяся, чем-то подобным, да и та закрылась много лет назад из-за «людей».

После ужина я предложил помощь Сергею Александровичу в его работах, а взамен попросил разрешение на изучение его работ. Он с радостью согласился, так как понимал, что не сможет сам завершить начатое из-за своих болезней...

Я немедленно приступил к делу.

Для начала необходимо было разобраться со всем тем, что беспорядочно валялось по дому или было написано на чем-либо.

День за днём я раз за разом вчитывался в одни и те же фразы, часто прося Сергея Александровича разъяснить, что он имел в веду. Это было не так просто... Сергей Александрович с каждым днём все меньше походил на здорового человека, и всё чаще уходил в многочасовые беседы с самим собой.

Наконец все куски мозаики были собраны, и я начал понимать, что Сергей Александрович пытался сделать всю жизнь. Однако, особенно в последнее время, он всё больше запоминал, а не записывал, и поэтому большинство «белых пятен» было скрыто в его голове.

Каждый вечер, перед ужином он приходил в себя, и я пытался разузнать как можно больше. Лишь через пол года я понял всё.

Надеясь, что Сергей Александрович прав, и рассказал мне всё, я приступил к изготовлению его величайшего изобретения.

Его изобретение представляло собой многослойную сферу состоящую из множества полусфер собранных как матрёшка. На каждой полусфере находились специальным образом намотанные провода. Основная задача всей этой конструкции была в получении монополя в нутрии и снаружи конструкции.

Записав всё, что мне надо я отправился в город, где я так давно не был...

Город сильно изменился за годы моих скитаний и отшельничества

Нет, в нём не было летающих машин или иного фантастического антуража, просто город был совсем не таким как раньше

Множество машин и людей, снующих во всех направлениях в нескончаемой спешке между огромных зданий. Но больше всего мне не нравилось в новых городах – это полное отсутствие растений. Редкий зелёный расточек мог пробиться через толщу «человеческих скал», да и тот вскоре погибал, от весьма вредной окружающей среды.

В городе мне надо было купить несколько тысяч километров «проволоки», изолирующий материал, пару баллонов с жидким азотом и ещё кое-какие материалы.

Всё это было не трудно достать. Что-то продавалось в специальных магазинах, а что-то можно было заказать у поставщиков спец материалов и забрать через несколько дней.

Наконец всё было куплено и можно было начинать сборку всей конструкции.

День за днём и деталь за деталью мы изготавливали полусферы. Одна маленькая ошибка могла привести к неправильной работе всей системы, и в итоге не дать никакого результата.

Спустя три года многослойная сфера была готова. Она включала в себя одну тысячу сфер. Каждая сфера была отделена от соседних специальным изолирующим материалом и непрерывно охлаждалась жидким азотом для сверхпроводимости.

Когда Сергей Александрович увидел своё творение, то его разум прояснился. Сперва, он неимоверно обрадовался, но потом впал в глубочайшую депрессию.

Дела в том, что Сергей Александрович вспомнил об одной очень важной детали, он совершенно не знал, как запитать это устройство.

Последние годы он работал над источником энергии, но так и не мог ничего придумать.

Проблема в том, что для питания конструкции необходим очень сильный ток и очень большое напряжения. Тут всё в общем то ясно – молния, но дело в том, что молния слишком кратковременна, а как увеличить время прохождения заряда неизвестно.

Сергей Александрович думал над тем, что можно как-то поднять высоко хороший проводник и тем самым притянуть молнию, но он не смог найти такого проводника, который смог бы выдержать молнию и свой вес, да и как его поднять на большую высоту...

К счастью я мог ему помочь. За долгие годы своих скитаний я узнал очень многое из того, что знали люди...

В качестве хорошего и очень крепкого проводника можно было использовать полимер углерода - углеродная нанотрубка. Поднять проводник на большую высоту позволил бы большой шар выполненный из аэрогеля и наполненный водородом или гелием...

Подобную конструкцию вполне можно было реализовать. К счастью к этому времени и нанотрубки и аэрогель можно было купить или заказать в специальных местах.

Через месяц всё было готово. Это было как раз вовремя, так как скоро должны были начаться грозы...

Мы собрали всё воедино и поехали на открытую местность для испытаний.

Так как только Сергей Александрович до конца знал как работает это устройство и для чего оно нужно, ну или, хотя бы, имел представление об этом, в качестве подопытного был выбран я.

Скоро должна была начаться гроза, поэтому мы начали готовиться к эксперименту. Вместе мы подготовили проводник и шар и гелием. Затем я залез в первую сферу и Сергей Александрович начал постепенно собирать всё устройство.

Я как нельзя подходил для роли подопытного. Так как целостность сфер нельзя было нарушать, то во всей конструкции не было никакой вентиляции, да и в случае чего всё могло загореться или начать биться током... В общем обычный человек просто умер бы...

Сергей Александрович так и не сказал мне, что именно мы делаем, да и зачем.

Перед тем как я залез в сферу, он дал мне письмо. Это письмо я должен был открыть только после завершения эксперимента. Наверное там было что-то важное или то, что он не хотел забыть...кто знает...?

Эксперимент начался. Шар с гелием плавно полетел вверх. Кругом чувствовалось электрическое напряжение. Гроза в этот день была сильнее, чем обычно. Прошло несколько мгновений, и молния ударила в проводник. Мощный заряд устремился к аппарату. Конструкция заработала...

Под действием сильного тока и напряжение образовалось сильнейшее магнитное поле, которое хотело разорвать всю конструкцию в клочья. Мне казалось, что это поле меня вот-вот раздавит. Из-за стильного тока и высокой температуры жидкий азот начал вскипать, и сферы стали рваться одна за другой, как многослойная хлопушка. Изоляция сфер начала гореть и плавиться...

Последнее, что я помню – это разряды электричества и пламя охватившее меня. Всё это напоминало ад, который был создан человеком лишь с благими намереньями.

Когда я очнулся, а точнее так подумал, всё вокруг было темно. Слабый свет освещал меня и не много пространства вокруг. Вдруг в темноте я услышал голос, который говорил со мной.

«Александр. Наконец мы, опять, можем поговорить. И интересно, когда же ты всё запомнишь. Ты никогда не задумывался над тем, что произошло в твоей жизни, ведь в ней была масса странностей... Ты никогда не задумывался, кто твой «враг», кто управляет твоей жизнью, направляет, оберегает тебя... Ничего, скоро ты всё узнаешь, но не сейчас. Потерпи, осталось немного...Ха-ха-ха-ха...»

Затем я открыл глаза.

Я был в каком-то лесу. Сперва, я никак не мог понять, где я, но потом из-за шока я впал в лёгкий ступор. Рукой я нащупал свой карман, достал письмо и начал писать...

Почерк был весьма не разборчивым, и письмо частично обгорело, но кое-что всё-таки удалось прочесть.

«Ха... Должно быть всё получилось... Да... именно... Мы просто не могли ошибиться... Ты первый кто смог... Как жаль, но единственный... Я... умер...Мы думаем так... Даже это место было выбрано не случайно... ты был здесь... Да да... ты говорил... поэтому мы вновь начали... поэтому... поэтому собрали... Как ты всё воспримешь...интересно? Может что-то измениться... Но... ничто... нельзя...менять...Кто это сказал...? ...кто-то ещё...люди... не стоит менять... всё... не получится...Это сделали...! Удачи...!»

Из этого письма я мало что понял, хотя в полном виде оно должно было бы мне многое разъяснить.

Я находился в том лесу, через который обычно ходил на дачу. Но этот лес сгорел, как мне казалось.

Не зная, что делать, и желая во всём разобраться, я быстро пошёл в город.

По дороге всё выглядело так, будто я бывал здесь раньше. Нет не в этих местах, а в этих моментах. Те же виды, те же звуки и запахи...

Размышляя о происходящем я и не заметил как дошел до того самого перекрёстка, где разбились мои родители.

Не далеко от дороги я увидел дым и быстро побежал туда. Подбежав к обочине я увидел машину своих родителей. Смутно понимая, что происходит я лихорадочно начал помогать тем, кто был внутри. Среди своих родных я увидел себя... Мрак охватил меня, и на всё происходящее я начал смотреть как бы из нутрии себя...

Тот я резко успокоился и начал осматривать пострадавших.

Я понял, что все были мертвы. Он взял из аптечки шприц и изъял из себя часть роботов, которых затем ввёл моей сестре. Затем он вытащил мой труп из машины и положил неподалёку. После чего он убрал все следы моего пребывания в машине и вызвал скорую. В тот момент я понял, что сестра жива. Затем он подощёл к моему телу, и как бы растворился в нём. Структуры роботов стали частью этого тела, я... мы... стали единым целым. Затем я очнулся в своём теле.

Находясь в ужасе от увиденного я немедленно бросился бежать домой не помня себя. В то время как я бежал, внутренний голос начал говорить со мной, но это был не совсем мой внутренний голос. Затем я резко остановился и вновь погрузился в мрак, где на свету меня ждал какой-то человек. Тот человек, который говорил со мной из темноты. Это был я...

«Александр. Ну, вот, ты знаешь правду. Это мы сделали. Мы – ты. Ты создал нас, а мы создали тебя. Всё, что ты видел, всё, что в твоей жизни было странного – это сделали мы. Иногда мы были лишь галлюцинациями: человек с которым ты встретился на лестнице и кладбище, или тот человек, что помог тебе найти лаборатории... Иногда мы «программировали» людей: домохозяйка, которая стала убийцей или твои друзья, которые верили и видели иногда то, что мы хотели... Мы помогали тебе и направляли тебя, чтобы однажды ты создал нас... Поэтому мы и убили твоих родных... Иначе ты бы не стал ничего делать... Каждый раз, когда ты был без сознания или спал, мы были тобой... В общем ты был в сознании с момента аварии... Каждый раз мы делали почти одно и тоже... Мы убивали твоих родных и тебя и становились тобой, направляли тебя и управляли твоей жизнью, не давая тебе умереть...Трудно сказать, сколько раз ты повторил этот пути...Может сотню раз, а может сотню миллионов раз... Конечно в первый раз ты пошёл домой, а не поехал с родными, и именно это ты и помнил... Но в тот раз ты смог создать нас лишь к концу своей жизни, и то почти случайно... С тех самых пор мы живём ради тебя, а ты ради нас...Мы едины!... И так будет вечно!...Ха-ха-ха...Но не волнуйся, мы обо всем позаботимся и сделаем тебя счастливым, когда-нибудь...Ну, а ты должен как всегда всё забыть...До скорой встречи.»

После этих слов я пришёл в себя.

Сделав последние записи в дневнике, я выкинул его, и как обычно с ироничной улыбкой пошёл домой.